Маркова Владлена, 7 класс, 13 лет, с. Улеты

Номинация «Литературное произведение»

Возрастная категория – средняя (5-8 кл.)

Автор – Маркова Владлена, 7 класс,  13 лет.

Муниципальное бюджетное образовательное учреждение «Улётовская средняя общеобразовательная школа» с. Улёты, Забайкальский край

Руководитель – Бродягина Ольга Семеновна, учитель русского языка и литературы

Рассказ
Мысли младшей санитарки, или Ненаписанное письмо

     Уж год как началась война с Германией, а я все ещё не написала матери письмо. Да и где и на чем его писать? Абсолютно нет времени. Каждый день принимаем толпы раненых солдат. Как же я устала смотреть на эти рваные раны! С огромной силой терплю всю свою ненависть к фашистам.  Прибегут ребятишки из деревни и спросят: «Тётя, что такое война?» А я не смогу ответить.
    Война — это бояться каждый раз, когда в нескольких километрах от тебя взрывается граната и грохочет поле битвы. Это когда летят самолёты, сбрасывая бомбы на врагов. Это улыбаться раненым солдатам и смешить их, ставить уколы, менять бинты. Страшно.

    Это не приносит столько ужаса, как та мысль о том, что война не закончится. Никогда не закончится.

      Каждый день я хочу вернуться в прошлое, за три дня до начала Великой Отечественной войны. Снова надеть белое платьице, заплести косы и пойти на выпускной бал. Мечтаю вновь почувствовать себя свободной от школьной суматохи и закружиться в вальсе, ощущая тоску по беспечным школьным денькам. Вспомнить первую пятерку в своей жизни, почувствовать бантики на коротких хвостиках своей головы, ощутить запах сладких маминых блинов. Почувствовать хоть что-то, кроме страха неизвестности, страха быть разорванной на куски фашисткой гранатой.

       Эх, как там сейчас мама и Антошка? Моему братцу Антону, когда я ушла на фронт, исполнилось тринадцать. О, видели бы вы его глаза! Как он умолял меня не идти воевать, повторяя участь отца, а остаться с ним и матерью! До сих пор помню его глаза: светло-зеленые с синим отливом и мокрые от слёз. Помню мамин платочек, скромный фартук и слёзы. Много слёз. Как же  они много плакали, когда я собирала вещи.

       Иногда мне кажется, что я не забуду количество этих слез никогда. Никогда не увижу счастливой улыбки Антошки, не услышу тишины и спокойствия природы, щебетание воробьёв. Каждый раз, мóя руки, вспоминаю реку, бежавшую в нескольких метрах от нашего дома. Вспоминаю папу, который дарит мне щенка. Я назвала нового друга Тузиком и бегу играть в речке вместе с ним и Антошкой.

       Рядом с этими воспоминаниями другие. Теперь же вспоминаю голубоглазого солдата с перевязанной рукой, обгоревшего танкиста, вспоминаю своего отца с простреленной грудью.

        В минуту, когда я об этом подумала, в комнату зашла Валентина Игоревна — главный военный врач нашего госпиталя. Она позвала меня на перевязку раненого лейтенанта, при этом бормоча, что я «единственная, у кого лучше всех выходит перевязка». Я поблагодарила её и пошла к лейтенанту. Время работать.

        23 декабря 1944 года в дом Надежды Афанасьевой пришла похоронка.
«Причина смерти: бомба обрушилась на госпиталь №84, задев младшую санитарку Афанасьеву Надежду Львовну осколком».

         А она так и не успела написать матери письмо.