«Вновь не должно это все повториться!»

Блокада Ленинграда во время Великой Отечественной войны длилась

872 дня – с 8 сентября 1941 года до 27 января 1944 года.

Главной проблемой осажденного Ленинграда стал период с 20 ноября по 25 декабря 1941 года, когда нормы выдачи хлеба для бойцов на передовой линии обороны были снижены:
до 500 граммов в день,
для рабочих горячих цехов – до 375 граммов,
для рабочих производств и инженеров – до 250 граммов,
для служащих, иждивенцев и детей – до 125 граммов.

На 50 процентов данный хлеб состоял из несъедобных примесей, заменявших муку. Выдача других продуктов в этот период практически прекратилась.

Всего за время блокады от голода и лишений погибло свыше 630 тысяч ленинградцев. Эта цифра, озвученная советским обвинителем на Нюрнбергском процессе, сегодня оспаривается рядом историков, полагающих, что общее число жертв блокады могло достигнуть 1,5 млн.  человек.

Пик смертности пришелся на первую блокадную зиму 1941/1942 годов, когда за период с декабря по февраль умерло более 250 тысяч человек.

Таня Савичева.

Эту девочку, которая не дожила и до 15 лет, всегда вспоминают в связи с блокадой Ленинграда. Она – символ тех страданий, которые перенесли все его жители. Её дневник, состоящий всего из девяти записей, передает весь ужас и чувство безнадежности, которые охватывали её душу, когда один за другим уходили все её близкие.

«Женя умерла 28 дек в 12.00 час утра 1941 г.», — эта запись на букву «Ж» стала первой в записной книжке Тани Савичевой. Ее она сделала после смерти старшей сестры. И продолжала записывать даты смерти остальных родственников, используя соответствующие буквы: «Б» — бабушка, «Д» — дяди, «М» — мама. Дневник заканчивается записями «Савичевы умерли», «Умерли все» и «Осталась одна Таня», сделанными на страницах с буквами «С», «У» и «О».

23 января 2021 года ленинградской школьнице Тане Савичевой, потерявшей в дни блокады всю семью, исполнился бы 91 год. Но она умерла в 14 в эвакуации от дистрофии и нервного истощения.

Документ был использован во время Нюрнбергского процесса в качестве одного из главных свидетельств преступлений фашистов, а о Тане Савичевой из блокадного Ленинграда узнал весь мир. Сегодня он выставлен в музее истории Ленинграда, его копия — в витрине одного из павильонов Пискаревского мемориального кладбища.

О Тане Савичевой:

Девять страничек. Страшные строчки.
Нет запятых. Только черные точки.
«Умерли все». Что поделать? Блокада.
Голод уносит людей Ленинграда.
Жутко и тихо в промерзшей квартире.
Кажется, радости нет больше в мире.
Если бы хлебушка всем по кусочку,
Может, короче дневник был на строчку.
Маму и бабушку голод унес.
Нет больше силы. И нет больше слез.
Умерли дяди, сестренка и брат
Смертью голодной. Пустел Ленинград.
Пусто в квартире. В живых — только Таня.
В маленьком сердце — столько страданья.
«Умерли все». Никого больше нет.
Девочке Тане — одиннадцать лет.
Я расскажу вам, что было потом.
Эвакуация, хлеб и детдом,
Где после голода, всех испытаний
Выжили все. Умерла только Таня.
Девочки нет. Но остался дневник —
Детского сердца слезы и крик.
Дети мечтали о корочке хлеба,
Дети боялись военного неба.
Этот дневник на процессе Нюрнбергском
Был документом страшным и веским.
Плакали люди, строчки читая.
Плакали люди, фашизм проклиная.
Танин дневник — это боль Ленинграда.
Но прочитать его каждому надо.
Словно кричит за страницей страница:
«Вновь не должно это все повториться!»
И. Малышев

Материал подготовлен библиотекарем Куйдиной И.И.

Добавить комментарий